Главная страница
Кто мы
Статьи
Детская страница
Практика
Консультация
Советы
Философский музей 
Книги
Ссылки


Психотерапия больных с невротическими реакциями

Часть 2.


     Цель терапии можно определить по-разному - осознание бессознательного, уничтожение вытеснений, восполнение амнестических пробелов, - все это одно и то же. Вылеченный нервнобольной должен стать другим человеком, но, по сути, он, разумеется, останется тем же самым, т.е. таким, каким мог бы стать в лучшем случае при самых благоприятных условиях.

     Судьба каждого человека определяется в первую очередь им самим, его умением мыслить и разумно относиться ко всему происходящему в окружающем его мире. Человек сам планирует собственную джизнь. Только свобода дает ему осуществлять собственные планы, а сила дает ему свободу осмысливать, если надо их отстаивать или бороться с планами других. С точки зрения Э. Берна: “ Невротики - это люди, которые несвободны в планировании и осуществлении собственной жизни. Их жизненный план определен другими людьми или обусловлен в какой-то степени генетическим кодом, и вся их жизнь свидетельствует о борьбе с “ветряными мельницами”. Эти люди постоянно живут как будто бы в молчании и в страхе. Для большинства из них это большое несчастье. В большинстве случаев эти люди проживают жизнь, обманывая мир и, в первую очередь, себя”.

     Человек в процессе восприятия, связывает между собой отдельные элементы, организуя их в значимое целое. Человеческая природа организована в виде паттернов или целостностей, и только таким образом может быть воспринята и понята. Контакт со средой и уход из нее, принятие и отвержение - наиболее важные функции целостной личности. Контакт со средой в некотором смысле является формированием гештальта. Уход - это или полное его завершение, либо сосредоточение сил для того, чтобы сделать такое завершение возможным. Невроз возникает, когда индивид прерывает текущий процесс жизни и обременяет себя таким количеством незаконченных ситуаций, что не может удовлетворительно осуществлять этот процесс. Он потерял свободу выбора, не может выбрать подходящие средства для своих целей, потому что не умеет видеть возможности, которые перед ним открываются. Невротик утерял способность организовывать свое поведение в соответствии с необходимой иерархией потребностей. Он буквально не может сосредоточиться. В терапии он должен научиться различать множество потребностей друг от друга и в каждый данный момент времени иметь дело с одной из них. Он должен научиться обнаруживать свои потребности и отождествлять себя с ними, научиться в каждый момент быть полностью вовлеченным в то, что он делает, оставаться в ситуации достаточно долго, чтобы завершить гештальт и перейти к другим делам. Наша задача помочь вернуть ему потерянную свободу, вырвать его из заколдованного круга незавершенностей, заставив пережить заново те ситуации, от которых он в свое время “убежал”, и таким образом завершить гештальт.

     Главная идея Эриксоновского гипноза заключается в том, что в человеке есть универсальные механизмы для излечения расстройств или решения любых, даже самых глубоких проблем. В гипнотической практике задействованы две структуры личности – сознательное и бессознательное. Бессознательное с точки зрения Эриксона – источник мощнейших ресурсов, и можно задействовать ресурсы бессознательного, благотворно воздействуя на личность, на душу и тело пациента. Если вы однажды в жизни испытывали радость, то этого достаточно, чтобы ваше бессознательное запомнило этот опыт. И это означает, что все, что мы должны делать, это помочь человеку научиться извлекать этот опыт из бессознательного для того, чтобы он мог снова и снова пережить позитивные чувства. Переживая позитивное, человек получает возможность устранить негативные переживания явления.

     Гештальт-метод, многие приемы которого можно считать вариацией известных приемов в психотерапии или в некоторых системах духовных учений, мы, при работе с больными с невротическими реакциями, сочетали с приемами трансакционного анализа, позволяющими раскрыть некий набор поведенческих схем, мешающих человеку в жизни, и трансами из эриксоновского гипноза, дающими больным некий энергетический потенциал, стабилизирующий их актуальное состояние. Подобное сочетание методов оказалось на практике весьма успешным. В ходе терапии у больных происходило осознавание взаимодействия внутриличностных структур и активизация той части личности, которая имеет опыт защиты собственной беспомощности. А также происходило обучение больных концентрации на собственных ощущениях и переживаниях, и, что самое главное, приобретение ими возможности отличать собственные ощущения от содержания мыслительных процессов, формировался навык произвольного расслабления на ощущениях с позиций гештальт-подхода – “ здесь и сейчас”.

     Конфликт между собой и другим, лежащий в основе невроза, проявляется в крайней путанице относительно самого себя. Для невротика “я” может быть зверем или ангелом, но никогда не “мной самим”. В терапии мы должны восстановить способность невротика к различению. Мы должны помочь ему вновь обнаружить для себя, что является им самим, а что нет; что способствует его развитию, а что препятствует. Мы должны направить его к интеграции, помочь ему обрести правильное равновесие и контактную границу между собой и остальным миром.

     Легко сказать “будь собой”; однако невротик встречает тысячи препятствий на этом пути. Понимая теперь механизмы, посредством которых невротик не дает себе быть собой, мы можем заняться последовательным отодвиганием этих препятствий с его пути.

     Известно, что невротик является гениальным манипулятором, так вот проблема его состоит в том, что его манипуляции направлены на поддержание и лелеяние его неполноценности, а не на освобождение от нее. Если бы столько же ума и энергии, сколько невротик вкладывает, чтобы заставить окружающих поддерживать его, он посвятил тому, чтобы научиться опираться на самого себя, он непременно преуспел бы в этом. Ибо его способности манипулировать - это его достижения, его плюсы, также как неспособность справиться со своим экзистенциальным кризисом - его минус. И мы можем начать работу с его плюсов. Когда пациент осознает, что его манипуляция окружающими, как бы они не были тонки, работают против него, и при этом обнаружит сами способы своей манипуляции, - тогда возникает возможность изменений. Наиболее распространенными средствами манипуляции оказываются диссоциация и задавание вопросов. Итак, невротик, как и всякий другой человек, приспосабливается к жизни посредством манипулирования своей средой. Поскольку среда, как правило, представляется ему враждебной, он обычно очень чувствителен и готов выследить и перехитрить своих “противников”. Часто пациент боится, что терапевт его отвергнет, осудит, и, в конце концов, прогонит. Поэтому он часто манипулирует терапевтом, изображая собой хорошего ребенка. Пациент с большим трудом создает свое представление о себе. Часто это - совершенно ошибочное представление, в котором каждая черта прямо противоположна тому, что есть на самом деле. Этот образ себя не может дать пациенту никакой поддержки; напротив, он служит порицанию, осуждению себя, подавлению всякого самовыражения. Пациент не только истощает себя сизифовой борьбой, но также оказывается постоянно зависимым от внешней поддержки, одобрения и принятия.

     Нужно помнить, что отыгрывание своих невротических тенденций часто болезненно для пациента. Мы стремимся к тому, чтобы пациент в терапевтическом кабинете сознавал значение того, что он делает. И мы полагаем, что он может достичь этого сознавания посредством отыгрывания, - в терапии, на уровне фантазии, - того, что требует завершения. Если мы изменим прерывающее поведение, которое пациент демонстрирует в кабинете, изменение неизбежно распространяется на весь его жизненный стиль, его характер, его образ жизни. Его поведение здесь - это микроскопический срез его поведения в целом. Если он увидит, как он структурирует свое поведение в терапии, он увидит, как он структурирует свою повседневную жизнь. Когда же пациент закончит терапию, он впервые начнет получать реальное удовлетворение от контакта с людьми и с самим собой. Мы несем в себе тысячи незаконченных гештальтов. Эти гештальты появляются, всплывают на поверхность. Наиболее важный всегда появляется первым.

     Человеку, который решил посвятить себя работе с больными с невротическими реакциями, нужно помнить, что на то, что нормальный человек преодолеет в ходе одного сеанса, невротик может потратить несравнимо большее количество времени. Я невротика невероятно ослаблено и дезинтегрированно, поэтому для восстановления целостности Я необходим большой энергетический ресурс, иначе бросив человека в центр его проблем, мы можем привести его к еще большей дезинтеграции. К невротику нужно относится как к хрупкой хрустальной вазе, которую можно разбить вдребезги одним легким неосторожным движением. Поэтому каждое, даже самое маленькое изменение в сторону улучшения для психолога является большим результатом его деятельности. Но зато, если с вашей помощью он сможет уничтожить хотя бы одного своего “дракона” внутри себя, то это уже будет являться для вас большим профессиональным успехом.


Рыжова С.А.