Главная страница
Кто мы
Статьи
Детская страница
Практика
Консультация
Советы
Философский музей 
Книги
Ссылки


Сова Минервы

     "Течение музыки ширилось, нарастало как смерч. Она, эта музыка, заполняла зал своей металлической прозрачностью, расплющивая о стены наше жалкое время. Я был внутри этой музыки. Взмах моей руки развернулся величавой темой, заструился сопровождением голоса Негритянки и мне показалось, что я танцую…", - так блистательно выражал сущность экзистенциального состояния своего героя Жан-Поль Сартр.

     Еще не успел отзвучать блюз, который так любил этот слишком интеллигентный и слишком непредсказуемый французский философ, как услышали мы шум крыльев. Хозяйка нашего музея мудрая Сова Минервы опять появилась над нами. Мы остановились и стали ждать от нее очередного совета… Но, на сей раз, она почему-то промолчала и, тихо скользнув в воздухе, исчезла в бесконечных музейных лабиринтах.

     Может быть обиделась?! Ведь сегодня уже в тридцать пятый раз мы отправляемся на экскурсию по нашему призрачному философскому музею. О ком только не рассказывали, и о философствующих животных и даже о Камнях Екклезиаста, уж вроде бы о совсем неодушевленных предметах, а о хозяйке дома, нашей Путеводительнице по кладезям премудрости ни слова…Есть на что обижаться!

     Сегодня же мы исправим это досадное недоразумение. Сова Минервы ведь вылетает у нас не откуда-нибудь, а из афоризма царя философов, настоящего философского Зевса-Олимпийца – Георга Вильгельма Фридриха Гегеля.

     Как и положено философскому полубогу великий немецкий философ очень часто не задумывался над тем, чтобы его рукописные труды, лекции и высказывания были понятны широкой аудитории. Гегель выражал свои глубокие мысли сложным, труднодоступным языком. За этот язык его даже прозвали ''деревянным Гегелем''.

     Однако, есть исключения из правила. Из маленького парижского кафе, в котором мы слушали блюз по Жану-Полю Сартру, мысленно перенесемся в Берлинский Университет, побываем на лекциях, которые читает Абсолютный Дух, так студенты в шутку называли профессора Гегеля, и послушаем неповторимые образцы гегелевского языка, в том числе и его знаменитые афоризмы.

     На лекциях Абсолютный Дух серьезен, сосредоточен, педантичен и …, и конечно же бывает рассеян, как впрочем и большинство философов. Студенты, попыхивая трубками в пивных, пересказывают многочисленные казусы, происходившие с метром из-за рассеянности…


     А вы слыхали братцы, однажды наш старик явился в университет на час раньше, чем нужно было по расписанию. Входит он в аудиторию, вскарабкивается на кафедру и давай бубнить очередную лекцию. А в аудитории то не его студенты! Ну, кто-то из них, уж не помню кто, попытался ему растолковать, дескать, герр профессор, аудитория то не ваша! Куда там! Старик только отмахнулся от него, как от назойливой мухи и опять – бу-бу-бу, бу-бу-бу!

     А тут на тебе, является профессор Августи собственной персоной, и понятно почему – его то лекция должна была быть как раз в это время.

     Слышит он голос Гегеля, конечно смекает – ''Опоздал я!'' и так тихонько, тихонько к двери… и ретировался.

     А старик все свое – "чистое бытие равно чистому ничто, в себе и для себя сущее…бу,бу,бу"… Короче, так до конца и не понял что к чему…


     А по другим анекдотам выходило, что Гегель как-то раз не заметил, что читает для одного-единственного слушателя, а в другой раз вообще читал лекцию в совершенно пустой аудитории.

     Один из наших соотечественников, побывавший на лекциях у профессора Гегеля, писал домой папеньке: ''Говорит он несносно, кашляет почти на каждом слове, съедает половину звуков и дрожащим плаксивым голосом едва договаривает другую половину''.

     Однако Гегель сумел преодолеть ораторские недостатки и научился излагать свои гениальные идеи просто и ясно. Наш слушатель, знакомый только с ''деревянным'' гегелевским языком ни когда бы не подумал, что следующие строчки написаны этими скучным, рассеянным профессором …


     "Эй, старуха, ты торгуешь тухлыми яйцами!"

     "- Что? Мои яйца тухлые!? Сама ты тухлая! Ты мне смеешь говорить про мой товар! Ты! Да не твоего ли отца вши в канаве заели, не твоя ли мать с французами крутила, не твоя ли бабка сдохла в богадельне! Ишь, целую простыню на платок извела! Знаем, небось, откуда все эти тряпки да шляпки! Если бы не офицеры, не щеголять бы тебе в нарядах! Порядочные то за своим домом следят, а таким самое место в каталажке! Дырки бы на чулках заштопала!"


     Все, говорит Гегель, окрашивается в голове торговки в цвет этих яиц, тогда как те офицеры, которых она упоминала, наверняка заметили бы в покупательнице совсем иные детали.

     Эпизод столь к привычного разговора торговки и покупательницы с предельной ясностью показывает, что необразованное, дремучее обыденное сознание кичится своей конкретностью, а на деле, подобно торговке яйцами, мыслит грубо абстрактно и не вникает в суть предмета.

     Гегель развил в себе не только дар памфлетиста. Он в совершенстве овладел искусством афоризма, которое, как известно, заключается в умении выразить глубокую и оригинальную идею в нескольких простых и понятных словах.

     Даже тупоголовые прусские чиновники любили повторять гегелевские афоризмы:

     ''Существование государства – это шествие Бога в мире!''

     или ''Что разумно, то действительно и что действительно, то разумно''.

     Эти бюрократы, по-видимому, подразумевали, что уж их то действительность непременно разумна. Они и не подозревали, как улыбался философ, слушая их и думая о том, что все действительно разумное обязательно станет когда-нибудь неизбежным.

     Правда один чиновник, тайный советник Иоганн Вольфганг Гете прекрасно понял гегелевский афоризм и ответил на него своим: ''Сущее не делится на разум без остатка!''

     А историки уже на протяжении двух веков любят повторять другой афоризм великого философа "История повторяется дважды". Один непопулярный ныне мыслитель так писал об этом изречении Гегеля…


     "Кажется, право, будто историей в роли мирового духа руководит из гроба старый Гегель с величайшей добросовестностью заставляя все события повторяться дважды: первый раз в виде великой трагедии и второй раз – в виде жалкого фарса".


     Наконец, всегда восхищает нестареющий гегелевский афоризм о Сове Минервы. В новом переводе он звучит так…


     "Когда философия начинает рисовать своей серой краской по серому, тогда некая форма жизни стала старой, но серым по серому ее омолодить нельзя, а можно только понять.

     Сова Минервы начинает свой полет лишь с наступлением сумерек".


     Минерва, а в греческой мифологии – Афина, как известно, богиня мудрости. А ее верные спутники – змея и сова. Приходя, например, в Пушкинский музей мы можем видеть их рядом с Минервой.

     Сова стала символом мудрости. Помните, наш любимый элитарный клуб знатоков ''Что? Где? Когда?'' имеет живую сову в качестве своего символа.

     К сожалению, философская мудрость, как, впрочем, и любая другая, часто опаздывает и приходит слишком поздно. В свое время афоризм о Сове Минервы вызывал кривотолки. Слова ''серым по серому'' удручающе действовали на молодых учеников Гегеля. И вот один из них решил дополнить знаменитое высказывание учителя следующим образом: ''Но философия это также предрассветный крик петуха, возвещающий новую молодость мира''.

     Учитель не возражал против такой поправки.

     Может быть, когда Сова Минервы перестанет на нас обижаться и простит наше невнимание к ней, она всем на удивление возьмет да и разразится предрассветным криком петуха, возвестит новую молодость мира, а духи тьмы и невежества перестанут шалить и смущать молодые умы.

     А пока, чтобы окончательно помирится с мудрой хозяйкой нашего философского музея вспомним напоследок еще один афоризм царя философов, Георга Вильгельма Фридриха Гегеля…


     ”Здесь в сфере духа текут реки забвения, из которых пьет Психея, в них она погружает свою боль; здесь смягчаются, превращаясь в сновидения, мрачные призраки жизни и, озаренные светом, превращаются в очертания сияющей вечности''.


Литература


1. Гегель. Энциклопедия философских наук. В 3-х тт. – М. – 1977.

2. Гегель. Наука логики. В 3-х тт. – М. – 1972.

3. Гегель. Философия истории. – М. – 1935.

4. Гегель. Философия права. – М. – 1990.

5. Гегель. Кто мыслит абстрактно. В сб.: Работы разных лет. В 2-х тт. – М. – 1970. – Т.1.

6. Гейне Г. К истории религии и философии в Германии. Соч. в 5-ти тт. – М. – 1982. – Т.4.

7. Гулыга А.В. Гегель. – М. – 1994.

8. Мифы народов мира. В 2-х тт. – М. – 1982.

9. Энциклопедия символов. – М. – 1995.