Главная страница
Кто мы
Статьи
Детская страница
Практика
Консультация
Советы
Философский музей 
Книги
Ссылки


Макет Бенсалема

     ”Рано или поздно, под старость или в расцвете лет, Несбывшееся зовёт нас, и мы оглядываемся, стараясь понять, откуда прилетел зов. Тогда очнувшись среди своего мира, тягостно спохватываясь и дорожа каждым днём, всматриваемся мы в жизнь, всем существом своим стараясь разглядеть, не начинает ли сбываться несбывшееся? Не ясен ли его образ? Не нужно ли теперь только протянуть руку, чтобы схватить и удержать его слабо мелькающие черты?” - так вспоминали мы романтические строки одного отечественного мечтателя после путешествия в удивительную страну Утопию. Тонкое поэтическое и философское воображение сэра Томаса Мора позволяло рисовать далёкие, неведомые страны и размышлять о завтрашнем дне цивилизации.

     Что ж, наше большое путешествие по миру Несбывшегося продолжается. Не покидая стен нашего призрачного музея, мы посетим неведомое государство Бенсалем. Макет этой Новой Атлантиды, как назвал остров его создатель, сэр Френсис Бэкон, пылится в одном из музейных залов. А жаль! Он так бы мог сегодня пригодится.

     Даже ничего не зная о Френсисе Бэконе мы очень часто повторяем его слова, ставшие названием одного из любимых журналов - ”Stientia est potentia” - ”Знание - сила”. Простое повторение этих слов уже оптимистично. Ведь незнание и глупость никогда ещё никому не помогали. Бэкон боготворил знание, науку и философию, хотя целиком и без остатка смог отдаться им только в конце жизни.

     Его карьера была молниеносна и трагична. При знаменитом герцеге Бэкингеме, хорошо известном посетителям нашего музея по роману Александра Дюма ”Три мушкетера”, Бэкон назначается членом королевского тайного Совета, через год - хранителем большой печати, ещё через год - верховным канцлером и пэром Англии. Сам король, уезжая по делам, поручает ему управление страной. А ещё через некоторое время Бэкон оказывается... в тюрьме, в печально знаменитом Тауэре.

     Дело в том, что в государственном аппарате Англии после роспуска парламента процветали казнокрадство и взяточничество. Бэкон стал лишь послушным орудием в руках королевского любимца Бэкингема и волей-неволей оказался втянутым в целый ряд неприглядных махинаций.

     Приговор пэров как всегда был суров, но справедлив - 40 тысяч фунтов штрафа и лишение права занимать какие-либо государственные должности. Правда потом приговор был несколько смягчён, но государственная карьера Бэкона кончилась. ”Возвышение требует порой унижения, а честь достаётся бесчестьем”, - философично замечал хранитель большой королевской печати.

     И действительно, Френсису Бэкону Богом и судьбой была уготована честь стать философом, историком и писателем. Его гениальные работы сыплются как из мешка факира. Есть даже версия, что Бэкон - автор шекспировских творений, до того блистателен его литературный дар.

     Считается, что мечта - удел молодости. Но у Бэкона получилось наоборот. Только на склоне лет он материализует свою мечту - пишет ”Новую Атлантиду”.

     Итак, в путь! Путешественники отплывают из Перу в направлении Китая и Японии. Ветер, как и следовало ожидать, усиливается, часто меняется, запасы воды и пищи на исходе. Сбившись с курса, путешественники оказываются среди величайшей в мире водной пустыни и готовятся к неминуемой гибели.

     Однако всё кончается благополучно и усталых, не побоявшихся трудностей мореплавателей встречают жители славного, но никому неизвестного государства. Это не лилипуты и не великаны. Их на два года не посылают собирать картошку. На острове нет особенных социальных нововведений. Не этим интересна Новая Атлантида.

     Главная её достопримечательность, зеница ока острова - Дом Соломона. Наши путешественники, в конечном счёте, оказываются там и беседуют с отцом Дома, который охотно открывает им свои секреты...


     ”Благослови тебя Господь, сын мой, я подарю тебе величайшую из драгоценностей, какими владею; ибо открою тебе, во имя любви к Богу и людям, истинный устав Соломонова Дома.

     Тонкость природы во много раз превосходит тонкость чувств и разума, так что все эти прекрасные созерцания, размышления и толкования философов - бессмысленная вещь.

     Целью нашего общества является познание причин и скрытых сил всех вещей и расширение власти человека над природой, покуда всё не станет для него возможным”.


     Из рассказа выясняется, что Дом Соломона - это научно исследовательский центр, прямо этакий Хьюстон или Новосибирский Академгородок, в пору его расцвета. Это - мозг страны, и вся жизнь Новой Атлантиды подчинена ему.

     Члены семьи Соломонова Дома составляют научный орден, элитарную касту, занимающую привилегированное положение на острове и сохраняющую самостоятельность по отношению к правителю - монарху. Сегодня мы сказали бы, что в Новой Атлантиде существовала целая система научно-исследовательских институтов с единым центром, с научными и производственными полигонами. Результаты работы учёных совершенно поразительны. Послушаем, что рассказывает отец Соломонова Дома о некоторых из них...


     ”Есть у нас обширные помещения, где мы искусственно вызываем и показываем различные явления природы, как-то: снег, дождь, искусственный дождь из различных твёрдых тел, гром, молнию, а также зарождение из воздуха живых существ: лягушек, мух и некоторых других.

     С помощью науки делаем мы некоторые виды животных крупнее, чем положено их природе, или, напротив, превращаем в карликов, задерживая их рост; делаем их плодовитее, чем свойственно им от природы, или, напротив, бесплодными; а также всячески разнообразим их природный цвет, нрав и строение тела.

     Таковы, сын мой, богатства Соломонова Дома”.


     Мореплавателей, попавших на остров Бенсалем, поражает услышанное. Они узнают о передаче света на дальние расстояния, о летательных аппаратах различных конструкций, о подводных лодках, о печах, сохраняющих заданную температуру.

     Да и у современного читателя широко откроются глаза, когда он представит себе, что в Новой Атлантиде прогнозируют погоду, землетрясения, эпидемии, знают об искусственном климате, об оживлении животных после клинической смерти и об искусстве управления их ростом. Людей двадцатого века трудно удивить плодами научно-технического творчества. Однако, после мысленного посещения Новой Атлантиды чувствуешь, что к многим прозрениям гениального философа современная наука только подошла.

     Возглас удивления вырывается и тогда, когда узнаёшь, что члены Соломонова Дома практикуют ничем не прикрытый научный и промышленный шпионаж. И здесь Бэкон строго распределил роли - одни добывают в других странах научную информацию, другие извлекают из неё ценный материал для опытов, третьи выбирают новые данные науки и искусства, четвёртые сами ставят на этой новой базе данных опыты и так далее.

     Откровенную зависть вызывает сегодня новоатлантическая система поощрения изобретателей и научных работников. Здесь это - обряд и строго соблюдаемый обычай. В своё время на острове построили огромный политехнический музей, в котором выставлены образцы всех наиболее ценных и замечательных изобретений, а также скульптуры великих учёных прошлого и настоящего. За каждое ценное изобретение или научное открытие присуждается щедрое и главное почётное вознаграждение и празднуется всеми жителями острова.

     ”Да благословен и счастлив народ Бенсалема!” - часто повторяют его граждане.

     На прощание отец Дома Соломона говорит своим гостям:


”Да благословит тебя Господь, сын мой; и да благословит он моё повествование. Дозволяю тебе огласить его на благо другим народам, Ибо мы находимся здесь в лоне Господнем и живём никому неведомые.

     Жалую тебе и твоим спутникам две тысячи дукатов, ибо члены Соломонова Дома раздают щедрые дары всюду, куда прибывают”.


Щедрый дар оставил потомкам и Френсис Бэкон. Этот дар - и ”Великое Восстановление Наук” и рассказ о Новой Атлантиде. Основные принципы организации научного знания, изложенные в философии Бэкона, до сих пор используют академии и институты многих стран мира.

Великому философу так и не удалось закончить путешествие по Дому Соломона. Холодной весной 1626-го года он решил проделать опыт с замораживанием курицы. Бэкон хотел убедиться в том, на сколько холод может предохранить мясо от порчи. Собственноручно набивая птицу снегом он простудился и проболев около недели умер. В своём последнем письме он не забыл упомянуть о том, что ”опыт с замораживанием курицы удался очень хорошо”.

Но дело Бэкона не угасло. Эстафету создания научно-технических проектов идеального государства приняли Герберт Уэллс и Евгений Замятин, Олдос Хаксли и Александр Чаянов, Иван Ефремов и Артур Кларк и многие - многие другие. Они как будто услышали напутственные слова неудачливого лорда-канцлера и великого философа-провидца Френсиса Бэкона:


     ”Я всего лишь трубач и не участвую в битве... И наша труба зовёт людей не ко взаимным распрям или сражениям, а наоборот, к тому, чтобы они, заключив мир между собой, объединёнными силами встали бы на борьбу с природой, захватили штурмом её неприступные бастионы и раздвинули границы человеческого могущества!”


Литература


1. Бэкон Ф. Соч. в 2-х тт. – М. – 1972. – Т.2.

2. Бэкон Ф. История правления короля Генриха У11. – М. – 1990.

3. Михайленко Ю.П. Бэкон и его учение. – М. – 1995.

4. Субботин А.Л. Бэкон. – М. – 1974.

Философский энциклопедический словарь. – М. – 1983.