Главная страница
Кто мы
Статьи
Детская страница
Практика
Консультация
Советы
Философский музей 
Книги
Ссылки


СООТНОШЕНИЕ СЧАСТЬЯ И ДОБРОДЕТЕЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ

     Переживания счастья зависят от эпох, культурных особенностей того или иного народа, традиций и обычаев, а так же от ряда других факторов. В переживании счастья достаточно полно проявляются специфические черты морали. Прежде всего, в счастье всегда присутствует оценка поступка, ситуации, оценка через призму высших нравственных ценностей, а не с позиции мелочного эгоизма.
     Мыслителями древности ставился вопрос о соотношении счастья и добродетельного поведения. Однако, не менее важны и убеждения самого человека, круг его интересов и увлечений. Формирование отношения индивида к самым различным событиям в жизни весьма важно как для психологического настроя, так и для переживания полноты бытия. (Попов Л.А. Этика. Курс лекций. - М., 1998. - С. 80). Поэтому не зря говорят, что когда мы не в силах изменить обстоятельства, то в состоянии изменить свое отношение к ним. В связи с этим уместно привести следующее изречение Сенеки: "Несчастлив тот, кто счастливым себя не считает". (Сенека. О счастливой жизни // Римские стоики: Сенека, Эпиктет, Марк Аврелий. - М., 1995. - С. 157).
     В самом деле, поймает ли человек "птицу счастья", зависит не только от внешних, пусть даже благоприятных обстоятельств, но и в значительной степени от него самого, от его активности, нацеленной на высокое, а не преходящее, низменное. К тому нужно помнить, что "счастье - это вольная пташка: где хотела, там и села". Поэтому нельзя заставить человека считать себя счастливым. Тем не менее, надежда на достижение счастья, вера в осуществимость счастья поддерживали, одухотворяли человека во все времена, делали человеческую жизнь осмысленной и содержательной.
     Таким образом, "счастье - высшее и самое прекрасное благо, доставляющее величайшее удовольствие". (Аристотель. Соч. в 4-х тт. Т. 4. - М., 1984. - С. 67). В то же время, счастье - это нечто общее для многих, поскольку "мы все живем душой", а "счастье - это некая деятельность души в полноте добродетели". (Аристотель. Соч. в 4-х тт. Т. 4. - М., 1984. - С. 74).
     Об этом очень хорошо сказал Аристотель:
     "Мы живем не чем иным, как душой. Но в душе и добродетель: про одно и то же мы говорим, что это действие души и что это действие ее добродетели. Всякая добродетель, как мы сказали, делает хорошим то, в чем она проявляет себя. Душа совершает, конечно, и многое другое, однако, прежде всего она есть то, благодаря чему мы живем; стало быть, благодаря добродетели души мы сможем жить хорошо. А хорошей жизнью и благополучием мы называем не что иное, как счастливую жизнь. Итак, счастливая жизнь и счастье состоят в том, чтобы жить хорошо, а хорошо жить - значит жить добродетельно. В этом цель, счастье и высшее благо. Причем счастье должно заключаться в некоем пользовании, т.е. в деятельности; ведь, как мы говорили, когда даны и обладание, и пользование, целью является именно пользование, т.е. действование. Добродетелью душа обладает, но для последней возможно также и действие, и применение добродетелей, и, значит, цель ее - в этом действии и пользовании. И счастье в том, чтобы жить согласно добродетели. Итак, поскольку высшее благо - это счастье, и оно - цель, а совершенная цель - в деятельности, то, живя добродетелью, мы можем быть счастливы и обладать высшим благом". (Аристотель. Соч. в 4-х тт. Т. 4. - М., 1984. - С. 303).
     Следовательно, любой человек, будучи добродетельным, стремясь действовать во благо, может быть счастливым. Но, при этом каждому необходимо помнить, что человека делает счастливым еще и позитивный склад мышления, так как уныние может погубить все благие и добродетельные начинания.

     Подводя итог нашим размышлениям о счастье, можно с уверенностью сказать, что само понятие "счастье" вбирает в себя несколько представлений - "как об удовольствии и удовлетворении от обладания личными благами, с одной стороны, и как об удовлетворении от добродетельного образа жизни - с другой" (Гусейнов А.А., Апресян Р.Г. Этика. - М., 1998. - С. 307), и как удовлетворенности от полноты жизни - с третьей. Каждый в этой жизни выбирает "свое" счастье, согласно своим представлениям и ценностям. Все желают счастья, все стремятся к нему. Но в погоне за наслаждением, покоем, достатком, богатством или славой можно его и не найти.
     Так что же, "нет в жизни счастья"? Если рассматривать счастье как таковое, т.е. как отдельную цель деятельности или личную жизненную задачу, то, пожалуй, его действительно нет. Нужно учится видеть счастье в малом, воспринимать его не умом, а душой. Для истинного понимания счастья, как мне кажется, нужно научиться вбирать в себя те мгновения счастья, которые есть в каждом прожитом дне.
     "Счастье скорее является следствием, интегральным результатом нравственно выдержанной, добродетельной жизни". (Гусейнов А.А., Апресян Р.Г. Этика. - М., 1998. - С. 307). Чтобы жить, следуя подобной сентенции, нужно научиться прежде всего ответственности перед самим собой за каждое слово, каждый поступок, каждую мысль. Древние справедливо называли это "опрятностью ума". В наше непростое время жить по-настоящему добродетельно и нравственно очень сложно, но Сократ справедливо считал, что имеющий правильные взгляды имеет достаточно воли, чтобы поступать хорошо и поэтому счастлив, а учиться добродетели можно и необходимо. Так жить очень трудно, поэтому это будет "трудное счастье". Но ведь именно о таком счастье в один голос говорят философы.

Брилинг Елена Евгеньевна,
педагог-психолог

briling@psilib.ru