Главная страница
Кто мы
Статьи
Детская страница
Практика
Консультация
Советы
Философский музей 
Книги
Ссылки


Буриданов Осел.

     Отведав горькую чашу пессимизма, которую преподнес человечеству библейский мудрец Экклезиаст, поняли мы, что многие изыскания философов тоже суета, томление духа и погоня за ветром, что без веры философские истины часто бессмысленны и мертвы.

     Сегодня опять в путь! Нас ждут сокровища того романтического времени, времени странствующих проповедников, школяров, трубадуров и вагантов, которое так обидно называют Средними Веками. Но, о чудо! Вместо привычного рыцаря на коне и в доспехах у дверей зала средневековой философии нас встретил … обыкновенный осел.

     Мы уже знакомились в нашем музее с философствующими животными древней Индии и Китая. А тут оказывается, что далеко и ходить не нужно. У нас в Европе есть свое собственное философское животное. А, может быть, ослик потерялся и забрел сюда по ошибке? Он ведь бывает глуп, глуп как… осел.

     Нет, осел, конечно же, не только символ глупости и упрямства. Это древнее, мудрое и почитаемое животное. Осел был признаком богатства, были боевые ослы, да и сам Иисус Христос въезжает в Иерусалим на "осляти". А вспомните - "Золотой осел" Апулея, Валаамова ослица. В книге книг Библии, о которой шла речь, так часто встречается осел, что современные писатели иногда шутят по этому поводу…


     "Осел сказал: "Вот я тебе, сейчас, челюстью…"

     "Это как? - растерялся Лев. - Так ты что же, не читал Священного Писания? Там ясно сказано, что Самсон побил ослиной челюстью тысячу филистимлян!"

     "Ишь ты, целую тысячу…"

     "Да, да, не больше, не меньше. Ослиная челюсть, знаешь, страшное оружие, если оно в надежных руках!"

     "Покажи, - попросил Лев. - Разреши, пожалуйста, я потрогаю".

     Потом Лев стоял над мертвым ослом, прижимая к груди его челюсть. "Да, - думал Лев. - Покойник был прав. В надежных руках ослиная челюсть - это страшное оружие".


     Наш ослик не служил новым секретным оружием для войны с филистимлянами. Это мирный, университетский осел, который попал в наш музей прямо с философских споров строгих средневековых схоластов.

     Схоластика сейчас звучит как какое-то непонятное ругательство типа - "старый софист" или "атавизм". Однако, в средние века это был самый распространенный способ философствования, это была в буквальном смысле "схольная", то есть школьная философия, в которой главным учителем был Бог и его наместники на земле, а школяром - человек, с детской доверчивостью и детской старательностью принимающий уроки своих Учителей, а порой и терпящий удары розги. Но сверх того, он и сам мог соучаствовать в учительстве Бога, представая в ореоле старческой мудрости. Кроме этого средневековый человек всегда немножечко хитрил "На Бога надеялся, а сам не плошал" и частенько переносил эту хитрость на помогающих ему животных.

     Наш философский ослик помогал не кому-нибудь, а самому ректору Парижского Университета в его преподавательской деятельности. Как известно, в средние века в Сорбонне было четыре основных факультета. Помните, Доктор Фауст закончил такой университет и говорил о годах ученичества…


                    "Я богословьем овладел,

                    Над философией корпел,

                    Юриспруденцию долбил

                    И медицину изучил.

                    Однако я при этом всем

                    Был и остался дураком.

                    В магистрах, в докторах хожу

                    И за нос десять лет вожу

                    Учеников, как буквоед,

                    Толкуя так и сяк предмет".


     На философском факультете Сорбонны лекции читал именно ректор, и звали его Жан Буридан. Он был известен тем, что предложил оригинальное решение парадокса "Лжец". Но что или кто навеки прославил ректора Жана, так это его философский осел. По слухам, Буридан, рассуждая на лекциях о свободе воли, из года в год рисовал перед нерадивыми студентами следующую красочную картину - представьте, стоит осел на совершенно одинаковом расстоянии между двумя охапками пышного сена. И что ему делать?

     И та, и другая охапка одинаково притягательна и вкусна и наш бедный ослик должен тихо скончаться от голода, так и не решив, какое же сено ему выбрать!

     "Однако где вы видели, чтобы ослы в таких ситуациях умирали?" - спрашивал у слушателей Буридан. Если бы это было так, то, вероятно, вся Азия была бы завалена ослиными трупами. Ослы же совершенно спокойно гуляют по Азии между охапками сена или между двумя одинаковыми лугами и с аппетитом жуют и то, и другое.

     Значит, делает вывод Буридан, поведение животного, а уж тем более человека не определяется внешними обстоятельствами, и раз философские ослы не умирают, значит, свобода воли существует! Ура!

     Можно предположить, что слушателям так понравился или наоборот так надоел этот пример с ослом, что они навеки вечные связали его с Буриданом и обозвали осла по латыни Буридановым - получилось: "Asinus Buridani inter duo prata" - Буриданов осел между двух лугов.

     Но вот что удивительно! В работах самого Буридана его знаменитый Осел не обнаруживается. Получается, что Буриданов Осел - не Буриданов Осел! Тогда чей же он?

     А вот чей - ситуация выбора при двух одинаковых возможностях встречается уже у древних философов, а непосредственно перед Буриданом почти о том же рассказал Данте в своей великой "Божественной комедии"…


                    "Меж двух равно манящих яств, свободный

                    В их выборе к зубам бы не поднес

                    Ни одного и умер бы голодный;


                    Так агнец медлил бы меж двух угроз

                    Прожорливых волков, равно страшимый;

                    Так медлил бы меж двух оленей пес.


                    И то, что я молчал, равно томимый

                    Сомненьями, счесть ни добром, ни злом

                    Нельзя, раз этот путь необходимый".


     И все-таки философский ослик из нашего музея - это Буриданов Осел. Пусть себе спокойно бродит по тихим музейным залам и встречает посетителей. Ведь мы даже в повседневной жизни частенько вспоминаем Асинуса Буридани, особенно когда попадаем в аналогичную ослиную ситуацию.


                    При перемене власти государственной

                    Бедняк меняет имя лишь хозяина,

                    Что это так, показывает басенка…


                    Трусливый старец пас на травке ослика

                    Внезапным шумом вражьих войск напуганный

                    Зовет осла бежать, чтоб не попасться в плен.


                    Осел лениво: "Ну, чего тебе? Скажи-ка лучше,

                    Разве победители, двойной меня хотят

                    Навьючить ношею?"


                    Старик: "Ничуть". Ему осел в ответ:

                    "Тогда какое дело мне, кому из вас служить,

                    Когда тащить придется ношу прежнюю".


Литература:


1. Бойцов М., Шукуров Р. История средних веков. - М. - 1995. - С.347- 371.

2. Виппер Р.Ю. История средних веков. - Киев - 1996.

3. Соколов В.В. Средневековая философия. - М. - 1979.

4. Данте А. Божественная комедия. - М. - 1993.

5. Попов П.С., Стяжкин Н.И. Развитие логических идей от античности до эпохи Возрождения. - М. - 1974.

6. Шопенгауэр А. Свобода воли и нравственность. - М. - 1992.

7. Фёдоров Н.А., Мирошенкова В.И. Античная литература. Рим. - Хрестоматия. - М. - 1981.